Московская вода: две правды об одном кране

10 Июля в 19:12 89 Петр Чернов

Качество жизни — это, разумеется, не в последнюю очередь качество воды. Можно ли в столице пить живительную влагу прямо из-под крана? Какие факторы влияют на ее качество? Стоит ли обвинять во всех бедах Мосводоканал? Именно эти вопросы обсуждали на круглом столе в пресс-центре «Парламентской газеты».

 
Пей — не хочу!
 
Московская вода: две правды об одном кране
Воду из крана в Москве пить можно и нужно, обрадовала аудиторию Елена Столярова, главный технолог управления водоснабжения ОАО «Мосводоканал». Эта благая весть могла бы задать мажорный тон всему обсуждению, если бы журналисты не подлили в бочку корпоративного меда ложку скепсиса. Не стоит забывать, что существует несколько факторов, влияющих на качество воды, — исходное «сырье» (загрязненность открытых источников в местах водозабора), уровень очистки, магистральные трубопроводы и трубы внутри дома. Так на какой же ступени происходит сбой, когда из крана начинает течь «железная руда»? Комментарии в социальных сетях на эту тему свидетельствуют: качество воды в районах города резко различается, а в новостройках она ничем не лучше, чем в старом жилом фонде. Получается, виноваты магистральные сети, то есть все тот же Мосводоканал, не желающий инвестировать в тотальную модернизацию коммуникаций.
 
Однако с этим категорически не согласен главный специалист управления природопользования и охраны окружающей среды ОАО «Мосводоканал» Алексей Белов. Он признает, что на современный полиэтилен переводят в основном локальные трубопроводы, а системообразующие магистрали большого диаметра остаются прежними, а они изготовлены из чугуна или стали. Всего же на пластик приходится около 333 км труб, на чугун — 4 тыс. км, на сталь — 6,8 тыс. км. При этом все новые металлические трубы имеют внутреннее покрытие из бетона, поэтому ржавчина в них не образуется. Но и сваливать вину на старые «железные» коммуникации не стоит. Таким образом, А. Белов призывает рассуждать логически. Магистральные трубопроводы находятся под большим давлением, и любые механические частицы коррозии моментально вымываются. Поэтому когда после отключения в доме или подъезде воды из крана течет ржавчина, то причина этого — в качестве внутридомовой сети труб. Причем если раньше жители старались как можно быстрее спустить бурую жидкость, то теперь, с появлением счетчиков, это стало накладно. То есть, придя с работы, люди не могут ни попить чая, ни принять душ — все ждут, порой часами, пока «сливом» займутся более состоятельные или нетерпеливые соседи...
 
 
«Ржавые новостройки» — кто виноват?
 
На качество воды влияют следующие факторы: загрязненность открытых источников в местах водозабора, уровень очистки, состояние магистральных трубопроводов и труб в коммуникациях дома. Вода, подающаяся в сеть, соответствует самым высоким требованиям и вполне пригодна для питья.
Со станций очистки вода выходит чистой (с экспертизами не поспоришь), но вот к потребителям она добирается зачастую уже не в столь идеальном состоянии. И это вторая правда о столичной воде, о которой не любят говорить, но которая и так очевидна.
 
Когда в Москве началось быстрое возведение жилых зданий, на волне строительного бума некоторые покупатели выбирали первичный рынок не в последнюю очередь из-за того, что там будут новые коммуникации. Но на деле качество труб оказалось не на высоте, во всяком случае в сегменте типового жилья. Кстати, в «свежих» новостройках проблема ржавчины стоит не менее остро, чем в домах советской эпохи.
 
Столичные власти уже давно позаботились о внешнем градостроительном благолепии, запретив, например, сдавать дома без остекления балконов. Но коммунальная начинка не удостоилась столь пристального внимания чиновников, а застройщик, естественно, переплачивать за такие «пустяки», как хорошие трубы, по своей воле не станет. Кстати, А. Белов полагает, что рынок должен прийти к таким отношениям продавцов и покупателей, когда владелец квартиры будет получать все технические сертификаты на инженерные системы многоквартирного дома и сможет делать осмысленный выбор — стоит приобретать в конкретном месте квартиру или нет. При этом эксперт просит не забывать, что сам Мосводоканал является коммерческой организацией, а не властной структурой. В прошлом году предприятие из ГУПа было преобразовано в открытое акционерное общество. Правда, 100% обыкновенных именных акций сохранено в собственности города. Что касается строительных нормативов, то это непростой вопрос, регулирование которого в большей степени находится в федеральной компетенции. То есть одна из основных причин проблем с качеством воды — отсутствие жестких стандартов при строительстве нового жилья.
 
 
Слабое звено
 
К СВЕДЕНИЮ
Вопрос загрязнения открытых источников воды стоит остро не только в столичном регионе. Но во многих странах сумели спасти системообразующие реки и озера, такие как Рейн в Европе или Великие озера в США и Канаде. Между тем состояние Волги, одной из главных рек России, на сегодняшний день просто удручающее: ее загрязняют промышленные предприятия, множество коммунальных стоков. В августе текущего года соберется экспертный совет, который должен определить, какие шаги необходимо предпринять для спасения великой русской реки. Рекомендации специалистов будут учтены при разработке государственной программы по очистке Волги, которая, как предполагается, будет рассчитана на период до 2020 г.
По мнению А. Белова, единственное слабое звено в цепочке водоснабжения — это управляющие компании (УК), которые не желают менять внутридомовые трубы и даже не удосуживаются провести элементарную промывку после отключений. Разумеется, сценарий массовой замены коммуникаций в многоквартирных домах за счет УК выглядит несколько утопичным. Но согласно новым правилам за все должен платить собственник жилья... В то же время в Мосводоканале призывают не драматизировать банальную проблему ржавчины, которую скорее надо рассматривать не с экологической точки зрения, а эстетической. Даже рыжая вода, несмотря на механические частицы, присутствующие в ней, имеет вполне достойный химический состав, и задачу по ее финальной очистке можно решить с помощью элементарного фильтрования. Вода, подающаяся в сеть, соответствует самым высоким требованиям и вполне пригодна для питья.
 
Гораздо более серьезные проблемы связаны с воздействием негативных факторов на качество самих источников в Подмосковье — это бесконтрольная застройка прибрежной полосы водохранилищ, низкий уровень утилизации отходов животноводства, плохие канализационные системы коттеджных поселков, пересечение дождевых и хозяйственных коллекторов и, не в последнюю очередь, низкая экологическая культура населения. В ответ на обвинения в адрес того же Мосводоканала, который «не борется с незаконной застройкой в местах водозабора», представители акционерного общества резонно заметили, что они могут лишь писать заявления в прокуратуру, а дальше процесс обычно тормозится — на весь самострой у правоохранителей не хватает ни рук, ни времени. Кстати, по действующему законодательству в прибрежной полосе строить можно, но только при строжайшем соблюдении экологических требований по прокладке канализации. Надо ли говорить, что эти требования сплошь и рядом нарушаются. Но представители Мосводоканала не имеют права даже пройти на территорию конкретного собственника для проведения проверки.
 
 
Закон кривого действия
 
 ЦИФРЫ
6,7 млн. куб. м в сутки — суммарная мощность станций водоподготовки в Москве.
 
Более 12,5 тыс. км составляет общая протяженность столичной водопроводной сети.
 
Более 100 км водопроводных сетей перекладывают в Москве в течение года.
В значительной степени решение проблем экологии лежит в законодательной плоскости. Как ни странно, Российская Федерация была одной из первых стран в мире, принявших специальный закон об охране окружающей среды, но реальная его эффективность остается крайне низкой. Если в Европе существует экологическое законодательство прямого действия, то в России базовый закон, регулирующий охрану природы, опирается на десятки нормативных актов. Беда в том, что их не существовало на момент принятия закона, а многих нет и по сей день. А те нормативы, которые разработаны, зачастую содержат элементарные логические противоречия. «Заложенная в закон система ограничений построена на абсурдном принципе нулевого воздействия предприятия на окружающую среду (то есть оно не должно оказывать вообще никакого воздействия на природу), — поясняет А. Белов. — Но это на сегодняшний день невозможно, причем не только в России, но и в более технологически развитых странах. Таким образом, государство предъявляет заведомо невыполнимые требования, а потом берет с организаций штрафы, лишая их средств на модернизацию производства».
 
В ближайшее время этот порочный круг собираются разомкнуть. В Государственной думе пройдет обсуждение нового экологического закона прямого действия. Вместо невыполнимого принципа нулевого воздействия будет введена система технологического нормирования, предусматривающая материальное стимулирование предприятий, применяющих наиболее экологичные технологии. Однако, по мнению участников дискуссии, даже самые правильные законы не помогут, если и власть, и простые граждане не поймут, что вода — ценнейший национальный ресурс, который мы обязаны сохранить для себя и для будущих поколений.
 
0 0
Cтатьи по теме:
Сэкономьте свое время!

Подпишитесь на еженедельную новостную рассылку и получайте самые важные новости недвижимости за прошедшую неделю от экспертов рынка

Комментарии:

К сожалению, ни одного комментария не найдено.

Советуем почитать:
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных