Морис Леруа: «Объединение столиц и пригородов — мировая тенденция»

26 Февраля в 19:18 250 Виктор Поливанов

Председатель генерального совета департамента Луар и Шер (Франция), бывший министр по вопросам городской политики и Большого Парижа, советник заммэра Москвы по развитию проекта «Большая Москва» Морис Леруа в интервью «Н&Ц» рассказал о том, как начинался проект «Большой Париж», что общего у французской и российской столиц и зачем надо расширять крупные мегаполисы мира.

— Господин Леруа, за основу развития Новой Москвы московские власти взяли проект «Большой Париж». На чей агломерационный опыт вы опирались при реализации проекта — европейский, азиатский?

Морис Леруа: «Объединение столиц и пригородов — мировая тенденция»Морис Леруа

— «Большой Париж» — это стратегическая инициатива бывшего президента Франции Николя Саркози. Идея заключается в том, чтобы объединить столицу и пригороды в крупную агломерацию с численностью населения 11 млн человек. До избрания президентом Саркози был мэром одного из городов, расположенных по соседству с Парижем, поэтому хорошо знал проблемы столичного региона. Хотя попытки создать общую стратегию развития существовали ранее, они, к сожалению, не увенчались успехом. Заслуга Саркози в том, что он довел эту идею до реализации.

Какова была методика работы? В 2008–2009 гг. был проведен международный конкурс на концепцию развития Парижской агломерации. По его итогам отобрали десять международных команд, половина из которых французские, половина — иностранные. Мы не ставили перед конкурсантами жесткую техническую задачу. Единственным условием было показать свое видение города будущего, города устойчивого развития.

— В чем заключалась ваша роль?

— Когда я возглавил министерство по делам Большого Парижа, существовало три плана: проект региона Иль-де-Франс, разработанный на местном уровне, правительственный проект тогдашнего министра по вопросам городской политики Кристиана Блана и те, что появились в результате международного конкурса. Между ними существовала жесткая конкуренция, усугубленная тем, что заказчики концепций представляли противоборствующие политические силы. Моя задача заключалась в том, чтобы свести разные мнения и точки зрения в единую стратегию. Как это удалось? Я предложил опереться на экспертное мнение ведущих урбанистов и архитекторов по итогам международного конкурса. То есть взять за основу конкретные предложения команд-участниц и наложить на них ранее разработанные проекты. Это позволило заключить в 2011 г. историческое соглашение между правительством Франции и регионом Иль-де-Франс о развитии Большого Парижа.

Как раз в тот год мы встречались в Москве с мэром Сергеем Собяниным и его заместителем Маратом Хуснуллиным. Мы посоветовали провести архитектурный конкурс на развитие Большой Москвы, чтобы привлечь к этой работе лучшие умы. У Москвы и Парижа много общего, нам есть чему поучиться друг у друга, но пути развития разные.

— В Большом Париже акцент ставился на транспорт. Вы считаете, что Большую Москву нужно развивать в том же направлении?

— Многие французские эксперты указывали на транспортный аспект, поэтому наша пресса подхватила этот вопрос. Еще со времен Наполеона III существует предложение связать столицу Франции с городом Гавром на севере страны, где расположен один из крупнейших портов. Так или иначе все мировые мегаполисы имеют свой порт, поэтому эта идея заново использовалась одной из архитектурных команд. Сегодня по причине непростой экономической ситуации данный замысел не является приоритетным. Но когда-нибудь он увидит жизнь, поскольку в нем есть необходимость. Однако, будучи министром, я отстаивал точку зрения, что «Большой Париж» — это проект создания культурного центра, а не только реорганизации транспортных сетей. Существует также Большой Париж медицинский, спортивный...

Что касается Москвы, транспортную инфраструктуру отдаленных районов необходимо развивать прежде всего для того, чтобы привлечь туда инвесторов. Экономика меняется там, где решены вопросы транспорта.

— Критики проекта справедливо спрашивают: зачем расширять Москву, не лучше ли развивать центральные регионы России? Например, Вашингтон — не самый большой город Америки...

— В проекте «Большая Москва» я международный наблюдатель. Опираясь на изученный мною опыт, могу с уверенностью сказать, что по пути объединения нескольких городов в агломерации идет большинство столиц мира: Лондон, Париж, Пекин, Сеул. Причина в том, что в больших городах постоянный приток населения, поскольку люди едут на заработки в поисках лучшей жизни. Этот процесс не остановить. Соответственно увеличивается количество личного транспорта. В Пекине еще 15–20 лет назад были велосипеды, сейчас в основном автомобили. Все мировые столицы должны решать эту проблему. Как? Путем создания агломераций с развитыми производственными, культурными, транспортными связями, что должно улучшить качество жизни людей. Это сложная и долгосрочная, но вполне реализуемая задача.

0 0
Cтатьи по теме:
Сэкономьте свое время!

Подпишитесь на еженедельную новостную рассылку и получайте самые важные новости недвижимости за прошедшую неделю от экспертов рынка

Комментарии:

К сожалению, ни одного комментария не найдено.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных