Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

22 Августа в 13:38 318 Наталья Титова

Дворцами и храмами науки называли лучшие старомосковские институты, где просвещали студентов, готовили лучшие в стране кадры и вели обширную исследовательскую работу. История основания этих заведений, многие из которых существуют и сегодня, весьма увлекательна. Как и где выделяли под них участки, кто спонсировал их строительство, что полезного городу они дали?

 
Сохраненная усадьба
 
Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Главное здание Тимирязевской академии

Фото: A.Savin/wikimedia.org
 
Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немалоАльфонс Леонович Шанявский (1837–1905) — генерал-майор русской армии, колонизатор Дальнего Востока, впоследствии — сибирский золотопромышленник, меценат. Завещал все свое состояние на создание университета, открытого для всех, независимо от пола, вероисповедания и политической благонадежности. На средства Шанявского и его жены, Лидии Алексеевны Родственной, основан Московский городской народный университет им. Шанявского.
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского. Фотография 1913 г.
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Главное здание РГГУ

Фото: S. MIRATOV
 
125  тыс. руб. было отпущено из казны на строительство главного здания университета по проекту М. Ф. Казакова, законченного в 1793 г. Это было первое здание, специально возведенное под учебные нужды. После пожара 1812 г. оно было восстановлено под руководством архитектора Д. Жилярди.
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Аудиторный корпус университета (сейчас факультет журналистики МГУ). Фото 1884 г.
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Интерьер здания факультета

журналистики МГУ

Фото: Krassotkin/wikimedia.org
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Старое здание Московского университета. Сейчас Институт стран Азии и Африки при МГУ

Фото: A. Savin
 
Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немалоСергей Иванович Щукин (1854—1936)— московский купец и коллекционер искусства, собрание которого положило начало коллекциям французской модернистской живописи в Эрмитаже и ГМИИ. Пожертвовал солидные средства на строительство и оборудование первого в России психологического института. Согласно пожеланию благотворителя Психологическому институту было присвоено имя его покойной супруги — Лидии Григорьевны Щукиной.
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Психологический институт им. Л. Г. Щукиной
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

Психологический институт им. Л. Г. Щукиной
 

Храмы науки Москвы. Неравнодушных меценатов было немало

О необходимости создания Московского аграрного института задумались в далеком в 1857 г. Предполагалось, что с его помощью удастся более широко распространить среди народа «сведения по сельскому хозяйству и лесоводству». Логичнее всего институт было устроить на природе. Как раз к тому времени пришла в упадок старинная усадьба в Петровско-Разумовском, которую государство вскоре выкупило у хозяина, аптекаря П. А. фон Шульца, за 250 тыс. руб. Владелец плохо заботился о своем имении, запустил парк, по легенде, спроектированный самим Ленотром, садовником Версальского дворца, изводил вековые деревья, которые по купчей вырубать запрещалось. Правда, хитрец сумел обойти это ограничение — свой лес он не рубил, а... пилил. А еще есть предположение, что он начал продавать свои земли под дачи. По другой версии, дачники здесь появились уже после основания в усадьбе Петровской лесной и земледельческой академии. Продажей или сдачей участков в долгосрочную аренду пытались покрыть немалые расходы на устройство института. Ведь для его нужд пришлось не только снести старый усадебный дом и выстроить на его месте новый учебный корпус по проекту Н. Л. Бенуа, но и организовать библиотеку, фермы, дендрарий, пасеку, рыбоводное и шелководное заведения и пр. По самым скромным подсчетам на это потребовалось порядка 75 тыс. руб. Со временем это хозяйство разрасталось и совершенствовалось. Тут появились первый в России «вегетационный домик» (образцовая теплица), образцовая селекционная станция, полигоны для испытаний сельскохозяйственной техники, ботанический сад, лесной питомник и даже газовый заводик для нужд институтских лабораторий. Гордостью академии стала и метеорологическая обсерватория, которая регистрировала атмосферное давление, температуру, солнечное сияние, влажность воздуха, направление и скорость ветра, облачность, осадки, характеристики снежного покрова, температуру почвы на разной глубине и пр. Кстати, все эти наблюдения ведутся до сих пор.
 
Имелся при академии лесохозяйственный музей. Кроме того, обширные собрания горных пород и минералов, коллекция «ботанических и зоологических предметов», архив чертежей и рисунков по механике и строительному искусству были доступны не только студентам, но и всем любопытствующим. Само Петровско-Разумовское стало популярным местом загородных прогулок.
 
Было время, когда это уникальное заведение хотели закрыть: принимали в него без особого разбора, и потому скоро оно превратилось в «студенческую вольницу». Однако же, ужесточив устав, институт продолжил свое существование. Ныне это Московская сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева.
 
Площадь просвещения
 
Есть в Москве площадь, которая изначально отличалась от всех остальных городских площадей. Она не была ни торговым центром, ни транспортным узлом, потому что целенаправленно застраивалась зданиями высших учебных заведений. Вчерашняя неухоженная местность со складами, коптильным и кожевенным заводом, свинарником и колбасным заведением преобразилась, превратившись в учебный городок в Миусах с несколькими училищами и институтами. Был среди них и Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского, отличавшийся от своих собратьев тем, что стремился дать высшее образование всем желающим, независимо от их происхождения, вероисповедания и предварительной подготовки. Над входом в это здание были начертаны такие слова: «Наука — источник добра и силы».
 
Возникло это заведение по инициативе супругов Шанявских. В 1905 г. они предложили городской думе принять в дар их дом на Арбате, доходы с которого позволили бы содержать университет. Поначалу и весь учебный процесс происходил в том же здании, но со временем студентов стало так много, что пришлось задуматься о постройке специализированного учебного корпуса. Средства на него были получены за счет пожертвований. Только несколько крупных московских меценатов выделили на это дело порядка 300 тыс. руб. Над архитектурным проектом здания трудились В. Шухов, А. Соколов, А. Эйхенвальд, И. Иванов-Шиц. Гениальный Шухов отвечал за железобетонные перекрытия, сконструированный им остекленный колпак над «филармонической аудиторией» до сих пор считается шедевром инженерной мысли.
 
В октябре 1912 г. университет Шанявского открыл двери для слушателей. После революции его национализировали, переименовали, соединили с другими учебными заведениями. Сейчас в этом здании располагается Российский государственный гуманитарный университет.
 
В состав теперешнего РГГУ входит и корпус еще одного вуза, построенного в Миусах в начале XX в., — Московского археологического института. Он готовил специалистов по истории, археологии и архивному делу, стал центром изучения и охраны московских памятников искусства и старины. А еще он был своеобразным просветительским центром. Его слушатели, к примеру, водили экскурсии по городу и московским музеям. Для многих студентов это была и практика, и дополнительный источник дохода.
 
Институтское здание, под которое Московская дума выделила землю на Миусской площади, также строилось за счет пожертвований частных лиц. Неравнодушных меценатов оказалось немало. Княгиня М. К. Тенишева преподнесла в дар картину М. Врубеля «Русалки» с тем условием, что деньги от ее продажи пойдут на постройку нового здания. Было посчитано, что на пару со своей подругой Е. К. Святополок-Четвертинской княгини пожертвовали институту свыше 1,5 млн руб. Но чаще всего отписывали более скромные суммы в размере 500–5000 руб. Но и их набралось порядка 235 тыс. руб. Кроме того, благодаря привлечению частных лиц у института появился свой земельный участок близ Петрограда и еще один надел под постройку дач для преподавательского состава в Крыму.
 
Институт располагал весьма солидной археологической коллекцией, начало которой положил заведующий психиатрической лечебницей Тульского губернского земства Н. П. Каменев, передавший в дар учреждению не только свое богатое собрание, но и все денежные средства. Впоследствии музей пополняли дарители и сотрудники института, каждый сезон участвовавшие в археологических раскопках. Сюда же на ответственное хранение поступали разные исторические реликвии, типа герба, снятого со Спасской башни Кремля. Имелась огромная библиотека в несколько десятков тысяч томов, среди которых были рукописи XV–XVIII в.
 
Существовал институт, к сожалению, недолго: в 1922 г. его реорганизовали, и он вошел в состав Московского университета, как и его богатые коллекции древностей.
 
Университетский городок
 
Целый университетский городок сложился, конечно же, и при Московском университете, учрежденном в 1755 г. (теперь МГУ им. М. В. Ломоносова). Поначалу это заведение располагалось в старом здании Главной аптеки у Воскресенских ворот на Красной площади, но там было тесно, и часть учебных помещений стали переводить в приобретаемые дома на Моховой и Никитской улицах. Велось здесь и новое строительство. Неприспособленность старых барских домов к учебной деятельности и разбросанность университетских подразделений по зданиям мешала учебному процессу, поэтому из казны было отпущено 125 тыс. руб. на строительство главного здания университета по проекту М. Ф. Казакова, законченного в 1793 г. Это было первое здание, специально возведенное под учебные нужды. Правда, в 1812 г. оно сгорело и было восстановлено только в 1819 г. под руководством архитектора Д. Жилярди.
 
К началу ХХ в. на территории этого городка располагались фундаментальная библиотека, несколько десятков специальных университетских, студенческих и различных научных обществ, институты, музеи, многочисленные лаборатории.
 
В 1912 г. при кафедре философии был открыт Психологический институт им. Л. Г. Щукиной, целиком и полностью созданный на частные средства предпринимателя С. И. Щукина, «без малейшей жертвы со стороны казны». Современники посмеивались, что имя супруги этого мецената в названии не более чем прихоть чудаковатого богача, желавшего прослыть покровителем науки. Но это было не так.
 
Семью С. И. Щукина преследовали несчастья: покончили с собой двое его сыновей и брат, ушла из жизни любимая жена (поговаривали, что она отравилась от горя). Обывателей это не удивило, в ту пору общество охватила эпидемия самоубийств. Но трагедии семьи Щукина современники объясняли не «модой», а умственным расстройством ее членов, на которое не могло не повлиять... увлечение главы семейства «декадентствующей живописью». Он собирал картины непонятых тогда Моне, Гогена, Матисса, Пикассо и др. Всем было очевидно, что странные полотна свели детей с ума. Сам С. И. Щукин очень интересовался причинами психических заболеваний и роли наследственности в этом деле. Вместе с тем он искал способ увековечить память жены, поэтому с радостью откликнулся на просьбу помочь со строительством Психологического института и пожертвовал на это 100 тыс. руб.
 
Идея создания этого учреждения принадлежала профессору Г. И. Челпанову, возглавлявшему Психологический семинарий, изначально размещавшийся в трех комнатах университетского здания. Челпанов отправился за границу, чтобы изучить устройство подобных научных центров в Европе и Америке. В частности, он побывал в первой в мире научной психологической лаборатории В. Вундта в Лейпциге, которая и была взята за основу при создании московского института. По возвращении профессор внес незначительные поправки в первоначальный проект здания, который выполнил университетский архитектор А. С. Гребенщиков, а С. И. Щукин добавил еще 20 тыс. руб. на оборудование лабораторий.
 
Под институт отвели участок позади университетской библиотеки, в глубине двора, вдали от уличного шума. Построили его на удивление быстро, месяцев за десять, меньше года понадобилось на оборудование (институт мог похвастаться 150 новейшими приборами для изучения психических процессов). В сентябре 1912 г. в нем начались занятия, но торжественное открытие состоялось чуть позже.
 
Московский Психологический институт стал первым в мире научным центром, построенным по специальному плану, до этого под психологические лаборатории приспосабливали имеющиеся помещения. Он был еще и крупнейшим в мире. На первом этаже постройки разместились административные службы, большая аудитория на 300 человек, библиотека и комната для семинаров. Второй этаж отвели для практических и лабораторных занятий, на третьем этаже шла экспериментальная научная работа. Там же были кабинеты для оптических исследований и фотолаборатория. В полуподвале имелись механическая и столярная мастерские. Позднее там размещалось общежитие.
 
Психологический институт им. Л. Г. Щукиной существует в том же здании и поныне, а в этом году еще и празднует 100-летие своего официального открытия. В торжественной речи по поводу его основания говорилось о том, что современный университет должен не только учить науке, но и созидать ее. Многие крупные учебные заведения Старой Москвы соответствовали этому требованию времени, довольно быстро превращаясь в серьезные, самостоятельные, известные всему миру научные центры. Заслуга отцов города, как прошлых, так и нынешних, в том, что эти очаги науки поддерживались и сохранялись на протяжении столетий, умножая славу Москвы как интеллектуальной столицы.
 
0 0
Cтатьи по теме:
Сэкономьте свое время!

Подпишитесь на еженедельную новостную рассылку и получайте самые важные новости недвижимости за прошедшую неделю от экспертов рынка

Комментарии:

К сожалению, ни одного комментария не найдено.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных