Вилами на воде писано. Дом на плаву

26 Апреля в 20:00 199 Алена Дымова

Международная тенденция последних лет — плавучие конструкции. Инвесторы, владельцы марин и девелоперы используют их для увеличения прибыли и функциональности прибрежных комплексов, ведь такие объекты могут стать центром притяжения любого проекта у воды. Подобное жилье получило даже свое название houseboat.

Запад нам подскажет
 
Вилами на воде писано. Дом на плаву
Лидерами по строительству хаусботов являются Швеция и Голландия, у которой больше половины территории находится ниже уровня моря. В Голландии на воде практически все: целые кварталы, куда входят плавучие гостиницы, рестораны, кафе, студенческие общежития, магазины и даже развязки автомобильных дорог. Одна из достопримечательностей Амстердама — плавучий рынок. Для жителей страны с ежегодными наводнениями хаусбот — своеобразный Ноев ковчег. К плюсам подобных строений можно отнести то, что фундамент — полые бетонные понтоны — может подниматься. «Когда-то хаусбот считался дешевым жильем, которое не отличалось высоким уровнем комфорта, — рассказывает Екатерина Лазарева, эксперт отдела загородной недвижимости Paul’s Yard Realty. — Исторически являясь портовым городом, Амстердам принимал огромное количество кораблей и лодок, которые в послевоенное время использовались людьми как временное пристанище, но впоследствии стали их постоянным домом, а в некоторых случаях и работой. Как правило, такая жилая баржа имела две-три комнаты, небольшую кухню, туалет и душ. Со временем хаусботы вошли в моду, иметь их стало престижно».
 
Современные плавучие дома в Голландии построены по последнему слову техники. Здесь даже была запущена серия таких объектов с целью решения проблемы нехватки земли для жилищного строительства. Изготовленные из алюминия и легких, но прочных пород дерева сооружения ставятся на плавучую платформу, которую можно перемещать с места на место с помощью лодки.
 
В настоящее время жилые баржи, расположенные в центре Амстердама, стоят больших денег. Это может быть как небольшой одноэтажный домик, так и многоэтажная вилла на воде. Стоимость хаусботов в Голландии колеблется от 250–500 тыс. до 18,5 млн евро. Плюс владельцам приходится вкладывать в ремонт и очистку днища, оплачивать водный налог и швартовку.
 
«Большое распространение хаусботы получили также в США, где в них живут и известные творческие личности, и простые американцы, желающие быть поближе к природе, — говорит Анна Соколова, директор департамента аналитики и консалтинга „Метриум Групп“. — Плавучих домов много на озере Камберленд, которое часто называют мировой столицей хаусботов. Здесь не только оборудованы стоянки-марины, заправочные станции и магазины на воде, но и располагается крупнейшее в мире производство плавучих домов. Их аренда в США стала еще и прибыльным бизнесом. Появились даже примеры коммерческих учреждений на воде — почтовых отделений, банков и пр.».
 
Область применения плавучих конструкций ограничивается лишь возможностями заказчика. Например, в Объединенных Арабских Эмиратах, где сегодня базируются лучшие архитекторы мира, существуют плавучие отели, развлекательные центры, мечеть и даже целый город. В Великобритании на воде живет порядка 15 тыс. человек. В крупных промышленных городах — Лондоне, Ливерпуле и других — преобладают хаус­боты с ходовыми качествами, а за городом — стационарные дома, дрейфующие в тихих и живописных озерах. Множество таких объектов в Германии и во Франции. Однако в Азии (например, во Вьетнаме, Таиланде, Лаосе) дома на воде — приют бедняков, тех, кто не может себе позволить более комфортную недвижимость. В то же время в Японии хаусботы имеют современное оснащение. У одной из японских компаний даже есть идея построить целый город из плавучих домов в Тихом океане.
 
Российские реалии
 
Вилами на воде писано. Дом на плаву
А вот в России жизнь на воде скорее для любителей экзотики. Рынка как такового нет, но есть отдельные предложения либо для элитных клиентов, либо представляющие собой нечто экстремальное. В качестве жилья у нас используют маломерные суда, дебаркадеры, теплоходы и плавучие дома. Выбор в пользу какой-либо из конструкций обусловлен планами и жизненными обстоятельствами владельца.
 
Так, маломерные суда неудобны для проживания, поскольку в ширину имеют менее 4–5 м, а это существенно увеличивает боковую качку, которая создает чрезвычайный дискомфорт, особенно если у людей есть проблемы со здоровьем.
 
Дебаркадер в качестве дома удобнее. Его плавучая пристань сделана из бетона и не подвержена коррозии в отличие, например, от баржи, чья пристань из металла. Однако есть и минусы. На установку и строительство такого объекта необходимо получить порядка 25 разрешений, на что уходит до двух лет. Власти, прикрываясь мнимой заботой об экологии и безопасности судоходства, с большой неохотой дают разрешение на размещение, стоянку и подключение городских коммуникаций. Кроме того, дебаркадер — довольно дорогой вид недвижимости. Цена договорная в каждом конкретном случае: от 200 тыс. до 5 млн руб. — за старый и до 500 тыс. долл. — за новый, с 50-летней гарантией. Плюс ко всему возникает проблема доставки откуда-нибудь из Среднего Поволжья. Логистика получается весьма затратной — независимо от расстояния буксировка дебаркадера стоит 2 тыс. долл./день.
 
«Теоретически можно построить корабль на местных верфях, но судостроительные предприятия в Московском регионе сейчас загружены на год вперед заказами на различные яхты, поэтому придется вставать в длительный лист ожидания, — объясняет Владимир Яхонтов, управляющий партнер „МИЭЛЬ — Загородная недвижимость“. — А речной флот советских времен находится большей частью в таком плачевном состоянии, что для реставрации придется приложить массу денежных средств и усилий».
 
«Есть также немаловажный аспект, связанный с содержанием судна. «Дебаркадеры требуют регулярного осмотра и профилактики, — комментирует Михаил Быков, коммерческий директор компании „Дом на воде“. — Они подлежат подъему из воды на стапеля и обследованию обшивки на предмет течи. Это довольно затратно».
 
По данным Мосводоканала, в столице официально зарегистрировано порядка 20 дебаркадеров, которые расположены на берегах Москвы-реки и по системе заливов на западе Москвы (Фрунзенская и Якиманская набережные, Серебряный Бор, Крылатское и др.). «В основном это рестораны, клубы, небольшие концертные площадки, — поясняет руководитель Управления маркетинга и развития группы компаний „КОНТИ“ Сергей Мигунов. — Реально таких объектов около 300, но они не имеют необходимых документов, некоторые представляют собой просто металлолом».
 
Гораздо больший потенциал использования имеют дома на воде на бетонных понтонах. Во-первых, их отличает возможность постройки как по типовому, так и по индивидуальному проекту. Во-вторых, это вид автономной недвижимости, такой объект может перемещаться по акватории. В-третьих, его не нужно обследовать на предмет возможного устранения течи корпуса. Наконец, в-четвертых, на создание плавающего дома особого разрешения, как для дебаркадера, не требуется, поскольку они приравнены к маломерным судам, таким как катер или простая лодка. Дом нужно только зарегистрировать в Государственной инспекции по маломерным судам (ГИМС) и получить судовой билет. Это как оформить номера на машину — достаточно одного дня.
 
«Дома на воде — это сложнейшее инженерное сооружение, в котором соединены воедино комфорт, прочность, устойчивость, непотопляемость, — поясняет Алексей Гусев, коммерческий директор компании RDI. — Все системы жизнеобеспечения объекта могут быть спроектированы как с учетом автономности — с монтажом резервуаров для запаса питьевой воды, топлива, сбора сточных вод и установкой судовой электростанции, так и с расчетом на привязку к береговым коммуникациям — электричеству, центральному водоснабжению, сточному коллектору и т.д. На нашем рынке подобные проекты если и встречаются, то в единичных экземплярах. Это безусловный премиум-класс, но развитие его в российских реалиях практически невозможно».
 
По данным компании «Дом на воде», приблизительная стоимость типового проекта дома на понтонах площадью 30 кв. м составляет 2–3 млн руб. Примерная стоимость дома экстра-класса 11,5 млн руб. «Но у нас народ более ориентирован не на жилье, а на баню на воде, — добавляет М. Быков. — Если человек живет недалеко от берега водоема, то нередко устанавливает такую. Это становится своеобразной фишкой загородного дома».
 
Жилая утопия
 
Вилами на воде писано. Дом на плаву
Несмотря на всю романтику и, казалось бы, привлекательный формат, дома на воде в столичном регионе все-таки не пользуются спросом. Во-первых, это обусловлено особенностями климата. Москва-река с замерзающей акваторией и запретом на свободную навигацию в черте города, к сожалению, не Сена, которая всегда открыта для свободного плавания. «Жить в таких условиях как минимум некомфортно, — считает В. Яхонтов. — Даже в теплых странах, где реки не замерзают, постоянным спутником жилья на воде является сырость. Представьте, каково это в нашем климате, где реки по полгода подо льдом».
 
Во-вторых, проживание в хаусботах не регламентируется жилищным законодательством, а значит, в них невозможно зарегистрироваться. В-третьих, плавучие дома — недвижимость специфическая. Нужны причалы, стоянки, заправочные станции, то есть особенная инфраструктура, которая в России практически отсутствует. Владельцу хаусбота негде заправиться, подключиться к коммуникациям. В-четвертых, придется нести расходы на техническое обслуживание такого жилья, регулярно проходить тех­осмотр, а также ежемесячно оплачивать аренду куска земли, по которому нужно добираться до объекта. «Это непросто и в разы дороже, чем содержание сухопутной недвижимости, — продолжает В. Яхонтов. — Прежде всего представьте себе, как будут решаться чисто бытовые проблемы с канализацией, газом, водой и электричеством. Зачастую провести коммуникации в плавучий дом просто невозможно».
 
«С инвестиционной точки зрения хаусбот — это не недвижимость, которая имеет долгий срок службы и за счет инфляции может служить инструментом накопления, — обращает внимание Анна Левитова, управляющий партнер EVANS. — Плавучие средства, как и другой транспорт, с годами теряют свою привлекательность, устаревают и падают в цене».
 
Единичные примеры
 
Вилами на воде писано. Дом на плаву
Как результат, выбор реки в качестве постоянного места жительства в России скорее удел достаточно узкой прослойки людей состоятельных и ярких, для которых хаусбот не единственный объект недвижимости и рассматривается как некое статусное приобретение.
 
Например, жильем на воде обзавелся Сергей Полонский — один из самых неординарных представителей российского бизнеса. Большой любитель плавсредств — солист группы «Дюна» Виктор Рыбин, который владеет двумя теплоходами — «Ломоносов» и «ОМ-3.62», а также буксиром и дебаркадером. Белоснежный «Ломоносов» после капитального ремонта превратился в настоящее элитное жилье. На нем чета Рыбин — Сенчукова живет в теплое время года и путешествует по российской акватории. Летом теплоход пришвартован в яхтенном порту города Долгопрудный, зимой — на Речном вокзале. «Это часть нашего бизнеса, — признается В. Рыбин. — Мы предоставляем судно для проведения корпоративных вечеринок, свадеб, торжеств... Отбор клиентов весьма строгий: сдаем редко, но метко. Сутки аренды стоят 15 тыс. евро, но поскольку это происходит нечасто, доход у компании небольшой. Зимой теплоход работает как гостиница, но тоже не для всех. Вырученные средства идут в основном на эксплуатацию судна и содержание его в сохранности, что обходится нам весьма дорого».
 
Вместе с тем эксперты считают, что перспективы у такого формата жилья есть. Плавучие дома могут стать неплохой альтернативой загородным коттеджам, поскольку они дешевле, а их строительство и регистрация не требуют прохождения многочисленных бюрократических процедур. «Хаусботы привлекают все больше людей, уставших от городского смога, суеты и урбанистического образа жизни, — отмечает А. Соколова. — К тому же за последнее время возросло число компаний, специализирующихся на водном строительстве, расширилось предложение».
 
Да и на рынке стали появляться уникальные проекты. Не так давно в жилом комплексе «Город набережных» в Химках вышли в продажу объекты, расположенные на каменном арочном мосту, перекинутом через один из двух искусственных каналов. Четырехкомнатные квартиры (120,5 кв. м) стоят около 9,9 млн руб., трехкомнатные (88,4 кв. м) — 7,9 млн руб. В ЖК предусмотрено не только строительство домов, таунхаусов и объектов инфраструктуры, но и формирование системы каналов. Фактически вода здесь включена в городское пространство, что позволяет сделать комплекс и его среду неповторимой.
 
Татьяна Алексеева, заместитель генерального директора Vesco Consulting, рассказала еще об одном уникальном проекте, который пока находится на стадии разработки концепции. Специалисты компании колдуют над необычным участком, расположенным в водоохранной зоне Москвы-реки на Рублево-Успенском направлении (а это означает запрет на капитальное строительство) и имеющем часть подтопляемых территорий, которые существенно снижают эффективность использования всей земли. «Именно поэтому мы и предложили девелоперу концепцию строительства коттеджей на воде, а именно — на винтовых сваях, — рассказывает Т. Алексеева. — Такие дома не считаются капитальным строением. Таким образом, наша идея подразумевает превращение ограничений в эксклюзивные характеристики. Это будет проект премиум-класса (бюджет 2–2,5 млн долл.)».
 
Что на горизонте
 
Пока на московском рынке из водных экспонатов представлены в основном коммерческие объекты на дебаркадерах, которые используют как офисы или рестораны. Создание и эксплуатация плавсредств в России регулируется речным регистром, Государственной речной судоходной инспекцией и еще целым рядом федеральных водных служб. А за коммуникации и внешний вид плавучей базы в столице отвечает Департамент жилищно-коммунального хозяйства правительства Москвы.
 
Как поясняют специалисты компании TEKTA GROUP, серьезным препятствием для развития бизнеса на воде стало отсутствие градостроительной основы (габариты, назначение для плавсредств), которая должна была появиться в Генеральной схеме размещения судов нетранспортного назначения на акваториях рек и водоемов в границах города Москвы НИиПИ Генплана. Разработка документа началась еще в 2001 г., но до сих пор проходит согласования. В ближайшее время схему обещают утвердить.
 
До конца прошлого года на Москве-реке должны были построить три новых дебаркадера, а в 2013 г. еще 15. Всего до 2018 г. планируют установить 200 объектов. В некоторых из них разместят гостиницы, но жилых домов строить никто не собирается.
 
0 0
Cтатьи по теме:
Сэкономьте свое время!

Подпишитесь на еженедельную новостную рассылку и получайте самые важные новости недвижимости за прошедшую неделю от экспертов рынка

Комментарии:

К сожалению, ни одного комментария не найдено.

Советуем почитать:
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных